Я не имею права молчать

(Татьяна КУПРИНА, ведущий юристконсульт ООО «Газпром межрегионгаз Воронеж»)

 

Я слишком мало знаю о военной судьбе моего деда (впрочем, как и о мирной). Именно поэтому не сказать о нем сейчас не могу. Я просто не имею права промолчать.


Мой дед (отец моей мамы) – Лапотников Василий Михайлович.


Родился он в деревне Малая Соснова Пермской области в 1918 г. Михаил Лапотников, как говорила прабабушка, «сгинул» в первую мировую, оставив жену – Пелагею Семеновну - с пятью детьми «мал мала меньше». Когда сгорел их дом, семье пришлось скитаться по сибирским лесам и нищенствовать, а Василий с малолетства начал работать за пропитание.


Вот почему не осталось никаких документальных подтверждений его рождения, даже дата точно не известна. Как говорит моя мама, он сам не знал когда родился. А еще, дед Василий нередко назывался Лопатниковым, меняя буквы в фамилии, ну не нравилось ему - Лапотников. Это тоже добавило бардака в документах. 


Сколько я не мучила маму расспросами, мне не удавалось выяснить, когда и в какие войска был призван мой дедушка… ничего.


Мама говорит, дед избегал рассказов о войне, какие-то обрывки только. И все о том, как было страшно. О том, как по дороге к Сталинграду их поезд попал под бомбежку и его ранило. О том, что взрослые мужчины от страха (простите за прямоту) мочились в штаны. О том, что не успевали откапывать и спасать раненых, но еще живых, присыпанных вздыбившейся от взрывов землей сослуживцев…


Деда комиссовали из-за ранений. Опять же, я не знаю обстоятельств и диагнозов. Знаю только, что у него не было пальца на руке, болели и не полностью разгибались ноги, он часто лежал в госпиталях.


Но, Лапотников Василий Михайлович, инвалид войны, с плохо слушающимися руками и ногами, стал электросварщиком и среди сотен других рабочих строил первые шлюзы Камской ГЭС.

 

Василий Лапотников – второй слева. Надпись на обороте фотографии: КамГЭССтрой, 1952 год, на стройке шлюза, эл.сварочные работы. Вася с бригадой сварщиков.


Уже после войны Василий Михайлович встретил мою бабулю – Гачегову Августу Григорьевну. В военные годы бабушка работала токарем на заводе им. Молотова (сейчас - Пермский машиностроительный завод имени В.И.Ленина) на производстве артиллерийских снарядов, а после войны сменила много профессий – от токаря до счетовода, от такелажника до дворника, от маляра до художника драматического театра. В 1979 году за долголетний добросовестный труд Августа Григорьевна награждена медалью «Ветеран труда». А еще, Августа Гачегова обладала врожденным талантом художника, была самоучкой, писала маслом и даже продавала свои картины. 


 Августа Гачегова, 1951 г.


У Василия и Августы родилось трое детей, и хотя отношения их складывались непросто, бабушкина любовь к деду и к детям и ее тяжелейший труд помогли пережить все невзгоды.


 

Августа Гачегова и Василий Лапотников


Когда деда Василия парализовало, врачи предлагали бабушке оставить его в госпитале. Она отказалась. Ей одной пришлось работать, поднимать детей, ухаживать за мужем и своей престарелой матерью.   


Деда не стало в октябре 1969 г., бабули – в ноябре 2001 г.


В 2014 году, я написала в Краснокамский военкомат Пермского края с просьбой сообщить, какие-нибудь сведения о военной судьбе деда Василия. Мне прислали ответ и, к счастью, я узнала годы его службы. Согласно списку лиц, подлежащих награждению юбилейной медалью «Двадцать лет победы в Великой отечественной войне 1941-1945 г.» от апреля 1966 г. Лопатников Василий Михайлович участвовал на фронтах Великой Отечественной войны с 9.1942 г. по 6.1944 г.


Центральный архив Минобороны, на мой запрос ответил, что без указания номера, наименования войсковой части, периода службы (в пределах месяца и года) и воинского звания (которые я и хотела узнать!), наведение справок невозможно, «персональный учет военнослужащих рядового и сержантского состава в Красной (Советской) Армии не велся, личные дела не заводились».  Филиал военно-медицинских документов Центрального архива Минобороны ответил, что навести справки о ранении без номера госпиталя, его дислокации и точных сроков нахождения на излечении (которые я и хотела узнать!) не представляется возможным.


Другие сведения о Лопатникове В.М. «не найдены, т.к. уничтожены в соответствии с установленным сроком хранения».


Прости нас, деды, что в жизненных перипетиях, переездах, пожарах и просто буднях, мы теряем, забываем, не придаем значения, не спрашиваем, не храним и не ищем!


Простите нас, деды, что не поставили каждого военнослужащего, до рядового, на персональный учет! Что за 70 лет мы не создали доступную каждому желающему базу всех фамилий, упоминающихся в документах, так или иначе относящихся к Великой Отечественной войне!  


Простите нас, деды, что так рьяно соблюдаем сроки уничтожения архивных документов!


Прости меня, дед Василий, что так поздно начала искать!